Часть 22

Да что тут сложного?

Роман взял цветы и вошел на кладбище.

— Здравствуйте, Роман Владимирович, — крикнул высунувшийся из своей каморки сторож. — Делаем все, как вы и просили. Сами проверьте.

— Спасибо, — ответил немного растерявшийся Рома.

Следуя указаниям Павла, он без труда нашел могилы отца и матери. Оградка выглядела недавно покрашенной и немного поблескивала на солнце. Калитка легко открылась, без единого скрипа, похоже, ее на днях смазывали. Внутри было чисто. Памятники были помыты, надписи на них подкрашены. Далеко не все находившиеся рядом могилы были в

Да что тут сложного?

Роман взял цветы и вошел на кладбище.

— Здравствуйте, Роман Владимирович, — крикнул высунувшийся из своей каморки сторож. — Делаем все, как вы и просили. Сами проверьте.

— Спасибо, — ответил немного растерявшийся Рома.

Следуя указаниям Павла, он без труда нашел могилы отца и матери. Оградка выглядела недавно покрашенной и немного поблескивала на солнце. Калитка легко открылась, без единого скрипа, похоже, ее на днях смазывали. Внутри было чисто. Памятники были помыты, надписи на них подкрашены. Далеко не все находившиеся рядом могилы были в таком хорошем состоянии.

«Так вот о чем я просил сторожей!» — подумал Роман, закрывая за собой калитку.

Он положил цветы сначала на могилу матери, затем отца, потом отошел назад и, присев на скамейку, закурил. Несмотря на то, что рассказала ему Злата, Рома до этого момента окончательно не осознавал, что родители покинули его навсегда. Он понял это только сейчас, когда их изображения на памятниках, словно с укором, смотрели на него. Роман не выдержал и отвел взгляд. Ему хотелось подобрать какие-то слова, оправдаться, почему он допустил, что они ушли из жизни так рано.

— Как я могу быть в чем-то виноват, если я ничего не помню? — наконец, не удержался и произнес Рома.

Он заметил, что надгробье над могилой отца выглядит довольно скромно и сделано, кажется, из гранита. А вот материнское было из мрамора и смотрелось намного солиднее.

«Видимо, во время похорон отца с деньгами все обстояло не так хорошо, как сейчас», — понял Роман.

Перед ним стали всплывать смутные образы небольшой похоронной процессии. В ней был он сам, его мать, кое-кто из родственников и шестеро близких друзей отца, они и несли, временами меняясь, гроб. После похорон, гости собрались на квартире родителей и помянули умершего. Это было днем, у всех еще были намечены на вечер дела и вскоре гости разошлись. Когда Рома через два года вновь оказался на этом кладбище во главе траурной процессии, все уже было совсем по-другому. Роман собрал много народу: маминых друзей, коллег по работе, бывших однокашников. Он даже оплатил дорогу до Москвы ее дальним родственникам, живущим черт знает где. Поминки прошли в дорогом ресторане. На столы подавались множества различных блюд. Гости не расходились до самого вечера.

Роман почувствовал себя нехорошо. У него ужасно разболелась голова. Однако он никак не мог понять, что же причиняло ему такую боль. Напряжение, которое он испытал, пытаясь вспомнить, как все происходило. Или же сами воспоминания были для него столь болезненны, что он ощущал их даже физически.

«Сколько бы денег ты не заплатил за надгробие, боль от утраты это не облегчит», — с горечью подумал Роман. «И все же стоит заказать отцу надгробье подороже».

Он отворил калитку, собираясь уходить, но вдруг обернулся и произнес:

— Я еще обязательно вернусь. Обещаю, что буду стараться проведывать вас, как можно чаще!

У ворот его вновь окликнул сторож. Но теперь он вышел из своей каморки и подошел к Роме.

Добавить комментарий

500 Internal Server Error

500 Internal Server Error


nginx/1.18.0