Долголетняя служба

Цомак просидел в тюрьмах с марта 1908 по июль 1910 года, ровно два года и четыре месяца, а затем до марта 1917 года жил в Сибири как ссыльнопоселенец. Этот период его жизни и деятельности отмечен им самим как путь тюрьмы и ссылки.

Цомак отлично знал, за что с ним расправились так жестоко, и никогда не питал надежды на милость властей. Несколько иного мнения был отец поэта.

26 марта 1910 года, после утверждения приговора суда, Сека Гадиев писал в своем «всеподаннейшем прошении» на имя царя: «35 лет я служил у алтаря Господа Бога нашего псаломщиком. Много горя и невзгод я претерпел за свою долголетнюю службу, а вот теперь, когда старость и болезни приковали и меня и мою жену к постели, на нас обрушился удар, который не дает нам подняться. Мы, старики, обречены на голодную смерть без сына нашего, на которого потратили все силы, здоровье и деньги. Да осушит ваше императорское величество слезы стариков».

Отцу и матери не удалось вырвать Цомака из цепких рук охранителей самодержавия. Только победа над самодержавием в феврале 1917 года принесла Цомаку, как и другим политическим заключенным и ссыльнопоселенцам, освобождение.

В годы пребывания в тюрьме Цомак, конечно, не мог выступать в печати. Тюрьма отняла у него возможность писать, но она не могла посягнуть на его память и поэтическое воображение. И он создал цикл стихотворений, а позднее, будучи уже в ссылке, записал их и пытался опубликовать, но это ему так и не удалось до установления в Осетии Советской власти.

Добавить комментарий

Уголь активированный древесный
www.komen.ru