Межпартийная вражда

Автор, а вместе с ним и герой, не разделяет этой межпартийной вражды. Точку зрения писателя выражает Мазай, говоривший еще на воле особенно «рьяным» эсдекам во время прений: «Мягче, мягче! Мы ведь все идем к единому социализму. Как к заблуждающимся товарищамбратьям, не как к врагам, должны мы относиться». Еще на воле он часто думал о прошедшем движении, и в ряду вин, повлекших за собой поражение революции, он видел и малую солидарность, и малую сговоренность, и малое взаимоуважение социалистических и революционных партий. И тогда же от горячки споров на него повеяло не ищущей работой мысли, а только споромспортом».

Таким образом, автор и герой за единство сил в революции, за взаимоуважение эсдеков и эсеров, за «ищущую работу мысли» против «спораспорта», против сектантства и забвения за спорами общего дела революции. В тюремных спорах выделяются именно эти черты: нетерпимость эсдеков и авантюризм эсеров.

Эсдеки обвиняют эсеров в «анархических выходках эксах, актах и т. д. », а эсеры винят первых в сектантстве: «Мы не желаем сшибать лбом крестьянство и пролетариат, а социал демократия. Революция потерпела поражение благодаря вашему сектантству».

Если бы действительные идейнотактические разногласия между эсерами и социалдемократией сводились к этим пунктам, то автор безусловно был бы прав. Но идейные и тактические расхождения между этими партиями были гораздо глубже. И если Цомак не разглядел их, то в этом сказалось его недостаточно глубокое знакомство с историей российского освободительного движения и с идеологическими основами указанных партий.

Добавить комментарий

Тривижен
ivanovocat.ru