Евдокия Ивановна

Словом, что бы ни намеревался делать Сомов, результат всегда оказывается противоположным цели. Таков же и Суйков. Характерно в этом отношении его поведение в конце третьего действия. Жена Суйкова, обиженная Трубадуровым, бежит жаловаться мужу. Тот порывается мстить за «поруганную честь» жены: «Подайте мне его! Где он?» Но нахальный Трубадуров знает характер Суйкова. Он преспокойно садится на табуретку и играет арию «Не плачь, дитя, не плачь напрасно». Следует ремарка автора: «Суйков при звуках кларнета останавливается у дверей Нафи Джусойты вдохновляется и начинает петь». Увидя эту картину, даже Евдокия Ивановна возмутилась: «И это муж? Это защитник супружеской чести?» Мы уже говорили, что и образ Дуни построен на этом, же противоречии между словом и делом, стремлением и достижением. В более широком плане это противоречие выступает в комедии как несоответствие претензий и реальных сил. 06 этом противоречии верно говорится в давней, но правильной формуле: ничтожество, претендующее на важное значение, смешно. В самом деле, смешны со своими претензиями: Дуня — на роль просветительницы народа, «бунтовщицы» против мещанской среды; Сомов — на роль главы семьи и хозяина; Мария Павловна — на аристократизм; Суйков — на звание одаренного певца; Мазилов, Перышкин и Трубадуров — на звание художника, писателя и музыканта; Евдокия Ивановна — на роль «благородной дамы» с ее руганью («нахал», «жулики записные», «татарская лопатка», «шут гололобый», «нестриженая грива», «комедиант», «Ах ты, маляр нечесаный!» и т. д.).

Добавить комментарий

Туннель сушильный
www.svcraft.ru