И далее начинается

И далее начинается повествование о событии, наглядно иллюстрирующем эту мрачную эпоху произвола, мук, слез и печали. Из этой характеристики бесспорно следует, что Коста резко отрицательно относился к устоям патриархально-феодального уклада жизни горцев, уклада, разрушенного после лы» (1891—1893 гг.), Коста неоднократно обращался к освещению прошлого горцев Кавказа. Поэма «Фатима» (1887— 1889 гг.) вся посвящена показу безмерных страданий народа от произвола князей, наибов и прочих разновидностей феодалов. В поэме «Кому живется весело» (1891—1894 гг.) эпоха до присоединения характеризуется так: «Живя в стране неведомой, Народы разнородные И речь вели по-своему На разных языках, И меж собой исконную Вели вражду Как водится, Пред сильными бессильные Клонили выю ниц» Клонили «выю», ибо было время господства грубой силы, произвола, меча и кровавого боя. В этнографическом по форме, но глубоко социально, литическом и историческом по содержанию очерке ««Особа» Коста прошлое горцев-осетин (вплоть до второй половины XIX века) характеризует как эпоху отсталости, «тревожного времени», «произвола и насилия сильных фамилий», набегов сильных на слабых «при господствовавшем повсюду произволе». В поэме «Перед судом» (1893) устами рядового горца, ставшего разбойником в силу господствовавших в жизни горцев социального неравенства и патриархально-родовых адатов, эта эпоха характеризуется как эпоха, сочетавшая волю с рабством. Герой поэмы говорит, что в своей пастушеской доле он жил.

Добавить комментарий

Получить подпись электронная продается
электронная подпись Вы найдете в магазине получить подпись электронная продается
archa-sv.ru