Критический пафос

Шопенгауэр не нарушает, таким образом, критического пафоса Канта: Кант также полагал именно в практической способности возможность пробраться к относительному определению вещи в себе: нет смысла познавать ее в другом, ее можно найти лишь внутри себя. Шопенгауэровская схема проще и она спокойно допускает существование бессчетного числа равноценных индивидов, полностью являющих собою всю сущность мира. Нет ни направления, ни завершения, ни смысла, но также нет и не может быть совпадения сущности и явления. Сущность являет себя целиком, но никогда не остается довольна этим явлением. Она разрушает его и являет себя вновь.

Когда говорится: «мир мое представление», конечно же, утверждается не то, что мир есть некое сновидение, явившееся мне лично как индивиду, но то, что мир есть представление той внеиндивидуальной воли, которая составляет суть меня самого. Индивид сам есть представление, и между этими представлениями наблюдаются и познаются научно многочисленные отношения и взаимосвязи, глубинный закон которых один закон основания: мотивация, желание. Желание рождает их все, направлено на них и всех их разрушает.

Наука познает взаимосвязи и отношения представлений, она никогда не выходит за пределы мира явлений и не может узнать его границ. Однако есть способ познания, способный постичь эти границы. И постичь сущность мира, вещь в себе волю. Причем именно постольку, поскольку он способен ограничить ее действие, вырваться изпод ее власти. Как бы посмотреть из вне из некоего небытия. Не быть на время, угасить в себе волю. И, возможно, в конце концов угасить ее навсегда и тем самым спасти мир от страдания, порождаемого ее вечным стремлением. Однако начинается это познание познание вещи в себе, познание границ мира явлений с эстетигеского созерцания.

Добавить комментарий

Www.avtofura.ru/hyundai_hd-170/
www.avtofura.ru