Наша революция

Этим объясняется его поведение после Февральской революции, которую он принял с воодушевлением и вскоре выступил иициатором создания Союза объединенных горцев, добиваясь местного самоупарвления в составе Российского буржуазно-демократического государства. Однако, когда революция переросла в социалистическую, Баев оказался в числе тех, кто ее не принял. Правда, участвуя в контрреволюционных изданиях (газеты «Вольный горец» и «Ног цард»— 1920 г.), он неоднократно выступал против деникинщины на Северном Кавказе, но ни словом не обмолвился о Советской власти и ее деятелях. Одно он признавал убежденно: «Наша революция пошла не по правильному пути. Слишком далеко зашла» («Нае революции растфаен- дагыл нае аныд. Иае мард фесаефа—аегаер аерриуыгъта»). Не приняв социалистической революции и Советской власти, боясь возмездия за многолетнее служение царскому режиму, Баев эмигрировал. Там, в Германии, он пытался еще выступать в качестве пропагандиста осетинской литературы дореволюционного периода, но ничего значительного сделать, конечно, не смог. телей и первым библиографом осетиноведения. И этот раздел его наследия имеет прямое отношение к истории литературы. Родился Гаппо (Георгий Васильевич) Баев в 1870 году, в селе Ольгинском в крестьянской семье. Получить образование помог ему генерал М. Баев, приходившийся ему дядей. В 1894 году он окончил юридический факультет Новодосского университета и с тех пор постоянно жил и работал во Владикавказе. В 1905 году был избран в гласные Владикавказской городской думы и состоял заступающим место городского головы до 1911 года, а с этого времени до Февральской революции был городским головой Владикавказа.

Добавить комментарий

Http://stolowoe-serebro.ru/category_6.html
серебро сувениры http://stolowoe-serebro.ru/category_6.html
stolowoe-serebro.ru